На главную Написать письмо

Анотация

В статье рассматривается новый парадигмальный подход к рассмотрению механизма индивидуального преступного поведения, представляющего собой сложное взаимодействие объективных условий и обстоятельств и целого ряда субъективных факторов – протекающих внутри человека психических процессов и состояний, которые предопределяют совершение им преступного деяния.

Ключевые слова

Преступное поведение, мотивация криминальной активности, стадии преступного акта, механизм преступной деятельности, внутриличностные предпосылки криминального посягательства.

 Новая эпистема в рассмотрении механизма индивидуального преступного поведения

Механизм индивидуального преступного поведения в отечественной науке о криминальном поведении традиционно рассматривается как система, последовательность развития криминологически значимых событий, актов и действий, структурирующихся в ряд сменяющих друг друга этапов и стадий. Данный механизм предполагает проявление негативных личностных характеристик, свойств и качеств человека в конкретных, непосредственно влияющих на их раскрытие, обстоятельствах, и поэтому он содержит как внутренние, заложенные в самом преступнике причины преступления, так и внешние, сопутствующие достижению преступного намерения и во многом усиливающих его, условия обстановки, ситуации, времени и места.

В большинстве известных методологических подходов к раскрытию и постижению механизма совершения умышленного преступления содержится всего три этапа, подлежащих изучению: стадия мотивации – формирования мотива преступления, этап целеполагания – прогнозирования и планирования преступной деятельности – и стадия исполнения принятого преступником решения (выполнения объективной стороны состава преступления)1.

Основываясь на том, что механизм криминальной активности является сложным в содержательном и структурном плане, включает в себя различные эмоционально-психологические состояния, особенности обстановки и ситуации совершения преступного деяния, содержит целенаправленные волевые усилия, интеллектуальную и мыслительную деятельность субъекта преступления, мы предлагаем иную парадигму в обозначенной проблематике научного поиска: рассмотрение механизма преступной деятельности посредством десятиступенчатой схемы раскрытия, состоящей из следующих элементов: комплекс детерминантов, интерес, установка, мотивация, целеполагание, планирование, волеизъявление, принятие решения, исполнение преступного замысла и посткриминальное поведение. При этом под интересом в такой логической матрице понимается осознание личностью потребности, ее практической ценности для себя, а равно способа ее удовлетворения, а под установкой – внутренняя готовность реализовать данную потребность, преследовать имеющийся интерес, действуя какимлибо определенным образом.

Центральным фазисом предлагаемой последовательности, безусловно, является стадия мотивации – этап пробуждения личностной активности в определенном направлении, который заслуживает отдельного, самого пристального рассмотрения. Под мотивом в данном случае понимается не внутреннее побуждение к действию или бездействию, желание, которое продиктовано потребностями, эмоциями, интересами и чувствами человека, возникшими либо обострившимися под влиянием внешней обстановки и конкретной криминогенной ситуации. Данное сознательное намерение, будучи неотъемлемым компонентом вины, отражает личное, субъективное отношение преступника к тому, на что была направлена его криминальная активность. В нем присутствует жизненный опыт, наклонности, ценности, идеалы и, вне сомнения, нравственные качества субъекта преступления2.

Можно утверждать, что мотив преступного поведения в каждом случае представляет собой одну из форм преломления факторов преступного поведения, являющихся объективными и коренящимися в сложившихся общественных отношениях, в сознании носителя данных отношений – индивида. В каждом криминальном мотиве раскрывается та получившая субъективное наполнение причина, которая побудила преступника действовать; причем мотивы криминального поведения не только побуждают человека к криминальной активности и направляют ее, но и придают ей личностный смысл, оправдывают ее.

Вслед за мотивом преступления определяется его конечная цель – тот предвидимый и желаемый результат, который стремится достичь человек при совершении им преступного посягательства. В практике случаются ситуации, когда совершение преступления становится самоцелью, что присуще для людей, совершающих спонтанные, внезапные преступные посягательства, в основном хулиганского и низменного характера, которые внешне кажутся иррациональными и ничем не мотивированными. На определение цели оказывает влияние не только мотивация преступного поведения, но и криминогенная ситуация, сложившаяся до момента начала совершения преступления.

После этапов формирования мотива и постановки конкретных целей и задач наступает стадия подготовки и планирования преступной деятельности, прогнозирования ее результатов, возможных последствий при успешной реализации возникшего у злоумышленника интереса. Причем ­планирование не сводится лишь к определению объекта и предмета преступления, оно предполагает также приискание сообщников, если таковые необходимы, выбор средств, орудий, времени и места будущего преступного посягательства, который делается преступником с учетом особенностей сложившейся обстановки.

Именно на стадии планирования преступником производится оценка собственных возможностей и других имеющих немаловажное значение обстоятельств, выбор непосредственного объекта преступного посягательства и конкретной жертвы. Таким образом, преступником формируется и соотносится с окружающей действительностью определенная умозрительная модель своего будущего криминального поведения.

Не менее важной, чем мотивация и планирование, в механизме умышленного преступления является стадия так называемой «волимости», или волеизъявления, когда все запланированное преступником, уже будучи пропущенным через сознание человека, согласуется с его волей. Подчеркнем, что именно воля предоставляет возможность желаниям, замыслам и преступным намерениям материализоваться в конкретные деяния и проступки. Поэтому воля всегда подобна неким «мускулам» человеческого рассудка, это некая внутренняя энергетика, движущая сила сознания.

Обратим внимание на то, что на стадии волеизъявления еще возможен добровольный отказ от преступления, если, например, у человека возникли сомнения, колебания или было встречено препятствование со стороны воли. Причем в данном случае действует один из основных, фундаментальных принципов юридической ответственности: если воля человека несвободна, то за совершение деяния, внешне выглядящего как преступное, индивид не может понести ответственности3.

Вслед за фазисом принятия окончательного решения совершить преступное деяние наступает стадия исполнения данного замысла, довольно подробно разработанная в науке уголовного права.

На следующем этапе – стадии посткриминального поведения – преступник анализирует совершенное им, производит оценку наступивших в результате его последствий, распоряжается имуществом, приобретенным преступным путем, скрывает следы преступления, совершает другие действия, направленные на то, чтобы его не установили, не изобличили и не привлекли к уголовной ответственности. На этой же стадии преступник может раскаяться в содеянном и явиться в органы правопорядка с повинной. В криминальной психологии и практической криминологии был открыт и описан эффект магнетизма, заключающийся в том, что многие преступники, совершившие, как правило, тяжкие насильственные преступления, часто впоследствии посещают места своих злодеяний4. Обусловленная рядом особенностей психики человека, вероятность их появления там в течение первых дней и недель после совершения преступного посягательства достаточно велика, а потому сотрудникам правоохранительных органов рекомендуется организовывать в таких местах скрытое наблюдение.

Аксиологическое значение именно такого рассмотрения и постижения механизма совершения умышленного преступного посягательства состоит в том, что в целях профилактики преступного поведения возможно оказывать разностороннее влияние на различные составные части данного механизма (потребности, интересы, сознание и волю людей), упреждая тем самым совершение преступлений.

 

1 Козаченко И. Я., Корсаков К. В. Криминология: учебник/И. Я. Козаченко, К. В. Корсаков. М.: Норма, Инфра-М, 2011. С. 177–178.

2 Корсаков К. В. Нравственность и право – сообщающиеся средства общественного упорядочивания и очерчивания поведенческих границ // Вестник Уральского института экономики, управления и права. 2008. № 2. С. 27.

3 Корсаков К. В. Криминологическое моделирование и язык криминологической науки // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия «Право». Выпуск 7. № 5 2006 г. С. 156.

4 Корсаков К. В. Модель возмездия в криминологии и уголовно-правовой доктрине. М., 2007. С. 195.

 

PDF file.pdf

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право