На главную Написать письмо

Анотация

В статье представлена позиция о самостоятельном характере информации как объекте гражданских правоотношений. Даны критерии разграничения таких объектов гражданско-правовых отношений, как информация и оказание услуг. Указаны специфические черты информации как объекта организационно-информационных правоотношений, возникающих в деятельности хозяйственных обществ.

Ключевые слова

Корпоративные отношения, информация, объект гражданских правоотношений, организационно-информационные правоотношения.

 

Информация как объект организационно-информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ


До момента вступления в силу Федерального закона от 18.12.2006 № 231ФЗ «О введении в действие части четвертой Гражданскогокодекса Российской Федерации»1 информация фигурировала в качестве самостоятельного объекта гражданских прав в ст. 128 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК). С принятием указанного закона информация была исключена из перечня объектов гражданских прав.

Однако, как представляется, исключение информации из числа объектов гражданских прав, обозначенных в ст. 128 ГК, не исключило ее из гражданского оборота. Так, гражданское законодательство, в частности, регулирует отношения, возникающие по поводу предоставления хозяйственным обществом информации о его деятельности своим участникам (ст. 67 ГК); отношения, возникающие по поводу предоставления информации хозяйственному обществу его участниками (в частности, о намерении продать свою долю в уставном капитале, о заинтересованности в совершении сделки, о принадлежащих участникам – аффилированным лицам общества акциях такого общества); отношения по предоставлению информации обществом представителям обладателей специального права на участие в управлении указанным обществом («золотая акция») – Российской Федерации, субъекту Российской Федерации или муниципальному образованию; отношения по раскрытию информации, предусмотренной законодательством о ценных бумагах, и другие. Названные выше отношения можно назвать организационно-информационными отношениями, возникающими в деятельности хозяйственных обществ. Под организационно-информационными отношениями следует понимать такой вид гражданско-правовых отношений, которые построены на началах координации деятельности субъектов и складывающиеся между обладающими автономией воли, имущественной самостоятельностью юридически равными участниками, связанные с предоставлением информации. В частности, к их числу следует отнести отношения, возникающие при реализации членом корпорации права на получение информации о деятельности общества; отношения, связанные с извещением общества его участником о намерении продать свою долю или часть доли в уставном капитале общества одному или нескольким участникам данного общества либо третьему лицу; отношения по уведомлению участников о проведении общего собрания; отношения по предоставлению информации участником общества, заинтересованным в совершении сделки; отношения по раскрытию информации, содержащейся в отчетности общества, а также иной информации о его деятельности, предусмотренной нормативными актами, и другие.

Нередко в цивилистической литературе информация отождествляется с таким объектом, как оказание услуг. Так, по мнению Р. С. Бевзенко, «информация может выступать содержанием обязательства обязанного лица, и в этом смысле она как объект прав фигурировать не может; объектом правоотношения будут действия обязанного лица (это имеет место при исполнении обязательств по консультированию, предоставлении коммерческой или иной информации, передаче данных через компьютерные сети)»2. С такой позицией, думается, нельзя согласиться.

Во-первых, представляется, что Р. С. Бевзенко, говоря о том, что информация «может выступать содержанием обязательства обязанного лица», не различает должным образом такие понятия, как «обязательство» как правоотношение и «обязанность должника». Содержанием обязательства-правоотношения являются субъективные права и обязанности. Информация является нематериальным благом и, безусловно, не обладает качествами субъективного права или субъективной обязанности и с этих позиций не может составлять содержания обязательства-правоотношения. Также информация не может составлять содержание обязанности, так как «обязанность» является юридической категорией и с этих позиций ее содержание также должно быть правовым, а не фактическим.

Во-вторых, Р. С. Бевзенко непоследователен в выбранной им позиции по вопросу информации как объекта правоотношений, поскольку в своем исследовании он приходит к выводу о существовании в целом объектов гражданских прав двух видов, а именно: 1) непосредственный (ближайший) объект, который составляет поведение субъектов, и 2) опосредованный (материальный) объект, которым является то имущественное или неимущественное благо, по поводу которого возникает правоотношение3. Таким образом, согласно разделяемой ученым позиции по вопросу о понимании объекта правоотношения можно сделать вывод о том, что в отношениях по оказанию услуг, связанных с передачей информации, два объекта – действия сторон правоотношения по передаче информации и собственно информация, как нематериальное благо, по поводу которого такое правоотношение возникло. Однако из контекста исследования можно предположить, что ученый приходит к выводу о том, что объектом правоотношения по оказанию услуг, опосредующего оборот информации, являются действия по ее передаче и при этом оборот информации невозможен в иных формах, кроме как в рамках правоотношения по оказанию услуг. С такой позицией также нельзя согласиться, поскольку, как представляется, совершение действий является значимой характеристикой правоотношения, однако действия направлены на реализацию прав и обязанностей, составляющих его содержание. То есть сами такие действия элементом правоотношения не являются. Таким образом, поведение субъектов не может являться объектом правоотношений.

Как представляется, оказание услуг не охватывает все случаи участия информации в гражданских правоотношениях, все случаи ее оборота. Оказание услуг является лишь одним из способов получения и передачи информации. То есть информация может служить объектом не только правоотношений, связанных с оказанием услуг. Так, в правоотношениях по уведомлению участников хозяйственного общества о проведении общего собрания участников и предоставлению информации и материалов к такому собранию исключены правоотношения по оказанию услуг. В связи с чем необходимо различать оказание услуг и информацию как объекты различных гражданско-правовых отношений. Среди таких различий можно выделить следующие.

Во-первых. Если пойти «от противного» и согласиться с тем положением, что оборот информации осуществляется лишь в рамках правоотношений по оказанию услуг, то придется констатировать, что гражданско-правовые корпоративные организационно-информационные отношения представляют собой обязательства по безвозмездному оказанию услуг. Плата, которая в соответствии с действующим законодательством может взиматься за изготовление копий ряда документов, не может рассматриваться в качестве вознаграждения за предоставление информации. Такая плата является формой компенсации расходов обязанного лица на изготовление таких копий. В связи с чем организационно-информационные отношения, возникающие в деятельности хозяйственных обществ, носят безвозмездный характер. Однако ГК содержит лишь положения о возмездном оказании услуг (гл. 39 ГК), подчеркивая необходимость встречного предоставления за исполнение соответствующих обязанностей. Кроме того, в силу п. 3 ст. 423 ГК договор всегда презюмируется возмездным, обратное может быть установлено законом, иными правовыми актами, содержанием или существом договора. В литературе также в целом высказано отрицательное отношение к возможности существования безвозмездных услуг. Так, М. М. Агарков указывал, что безвозмездное совершение действий по обучению иностранному языку или безвозмездному оказанию медицинской помощи не может составлять содержание обязательства. Однако, продолжает М. М. Агарков, это было бы возможно в случае признания за «услугополучателем» права на возмещение убытков, причиненных отказом от совершения соответствующих действий «услугодателем», но подобное моделирование санкции, направленное на принуждение должника исполнить такое обязательство, продолжает ученый, явилось бы серьезным ограничением его свободы, не оправданным достаточно вескими основаниями4. И так, возмездному оказанию услугне являются предметом гражданско-правового регулирования.

Во-вторых. Учитывая сказанное предыдущем положении, следует добавить, что оказание услуг реализуется в рамках договорных отношений, в организационно-информационных же отношениях, возникающих в деятельности хозяйственных обществ, нет места договору.

В-третьих. По справедливомууказанию Е. Д. Шешенина, услуги «не существуют отдельно от исполнителей»5. Аналогичную позицию занимает В. А. Лапач, указывая на такое свойство услуги, как «трудность обособления и неотделимость от источника»6. При этом в отличие от оказания услуг свойствами информации являются возможность ее неоднократной передачи, использования и возможность обладания информацией как знанием большим кругом субъектов. Более того, распространение определенной информации может явиться основанием для предъявления требования о возмещении убытков7.

В-четвертых. Услуга имеет денежную оценку и выступает объектом в правоотношениях эквивалентно-возмездного характера. Информация же в рамках организационно-информационных отношений, возникающих в деятельности хозяйственных обществ, передается безвозмездно и реализуется в гражданско-правовых отношениях, не имеющих договорную форму.

Таким образом, представляется, что информация может выступать в гражданских правоотношениях

в качестве самостоятельного объекта. Оказание услуг, а также институт интеллектуальных прав (ввиду отсутствия требования об использовании творческого труда в процессе создания таких объектов) не охватывают всех случаев участия информации в гражданских правоотношениях,­ всех случаев ее оборота. Правовой режим информации отличается от правового режима материальных благ (в силу ее идеального, нематериального характера), а также правового режима личных неимущественных благ (ввиду отсутствия неразрывной связи с личностью ее обладателя). В связи с чем следует заключить, что информация может быть отнесена к нематериальным благам, которые могут составлять самостоятельный объект гражданско-правового отношения.

О самостоятельном характере информации как объекте гражданских правоотношений говорят и ряд ученых-цивилистов. Среди них И. Л. Бачилло, Т. Л. Левшина,

Д. В. Ломакин, С. Тараканов, Г. Д. Отнюкова и другие8.

 Кроме того, действующее законодательство, определяя информацию как сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления9, указывает на то, что информация может являться объектом публичных, гражданских и иных правовых отношений. Например, согласно действующему законодательству об информации, информационных технологиях и защите информации информация может являться объектом публичных, гражданских и иных правовых отношений10.

В качестве самостоятельного объекта гражданских прав информация указывается в гражданском законодательстве ряда стран. В частности, в Гражданском кодексе Украины и Гражданском кодексе Республики Литва информация отнесена к объектам гражданских прав наряду с вещами, результатами интеллектуальной деятельности и иными материальными и нематериальными благами11.

Говоря об информации как объекте гражданско-правовых корпоративных организационно-информационных отношений, следует остановиться на специфических чертах данного объекта, обнаруживаемых в организационно-информационных правоотношениях в деятельности хозяйственных обществ.

 Во-первых. Информация, являющаяся объектом организационно-информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ, не имеет товарного характера. Данные отношения не имеют эквивалентно-возмездной природы, которой отличаются товарообменные операции. Как представляется, информация, являясь особым объектом гражданских правоотношений, может иметь качества товара, будучи вовлеченной в имущественный оборот. Так, объектом имущественно-стоимостных отношений могут быть секреты производства – «ноу-хау», информация, выступающая в качестве предмета договорных отношений, связанных с ее хранением, обработкой, распространением. В таких случаях информация приобретает качества товара, а сами отношения имеют эквивалентно-возмездную природу. Однако в организационно-информационных отношениях в деятельности хозяйственных обществ передача информации не носит возмездного характера.

Во-вторых. Информация является объектом организационно-информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ, носящих безвозмездный характер. Как уже указывалось ранее, оборот информации, выступающей в качестве товара в иных правоотношениях, носит эквивалентно-возмездный характер.

В-третьих. Организационно информационные правоотношения в деятельности хозяйственных обществ не носят договорного характера в отличие от гражданских правоотношений, в которых информация выступает в качестве товара. То есть форма опосредования движения информации в рамках организационно-информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ – гражданские правоотношения, не имеющие форму договорных.

В-четвертых. К участникам организационно-информационных правоотношений, складывающихся в деятельности хозяйственных обществ, предъявляются требования о соблюдении конфиденциальности получаемой информации. В частности, в соответствии с п. 2 ст. 67 ГК одной из немногочисленных обязанностей участников хозяйственного общества является обязанность не разглашать конфиденциальную информацию о деятельности такого общества. В связи с чем получение такой информации участником корпоративной организации налагает на него соответствующую обязанность по недопущению ее дальнейшей передачи третьим лицам. В соответствии со сложившейся судебной практикой хозяйственное общество до передачи запрашиваемых документов и (или) их копий может потребовать от участника выдачи расписки, подтверждающей, что такой участник предупрежден о конфиденциальности получаемой информации и об обязанности ее сохранять12. Данное условие применимо в том случае, если информация и документы, которые требует предоставить участник корпорации, включая гражданско-правовые договоры, содержат конфиденциальную информацию о деятельности такой корпорации (в том числе коммерческую тайну).

Аналогичные требования по сохранению конфиденциальности полученной информации возлагаются и на саму корпорацию. Указанные требования, в частности, установлены законодательством об акционерных обществах. Так, список лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, должен быть предоставлен акционерным обществом для ознакомления по требованию лиц, включенных в этот список и обладающих не менее чем 1 процентом голосов. При этом данные документов и почтовый адрес физических лиц, включенных в этот список, предоставляются только с согласия этих лиц13. Только с согласия физических лиц их персональные данные могут быть раскрыты и в иных случаях предоставления информации14.

В-пятых, содержание предоставляемой информации, состав документов, подлежащих предоставлению, как правило, определяется законом. В частности, в соответствии с акционерным законодательством, каждый участник общества с ограниченной ответственностью обязан своевременно информировать такое общество об изменении сведений о 1) своем имени или наименовании, 2) месте жительства или месте нахождения, 3) принадлежащих ему долях в уставном капитале этого общества15. При этом следует сказать, что перечень предоставляемых для ознакомления документов может быть расширен в соответствии с иными правовыми актами, а также актами локального регулирования (уставом, внутренними документами корпорации, решениями общего собрания участников, совета директоров (наблюдательного совета) общества и иных органов управления корпоративной организацией)16. Если же акты локального регулирования содержат ограниченный перечень информации, подлежащей предоставлению, по сравнению с тем, как он определен в законе, такой акт не подлежит применению, как ограничивающий права участников корпорации на получение информации.

В-шестых, форма предоставляемой информации в рамках организационно-информационных правоотношений и порядок ее предоставления, как правило, определяются действующим законодательством, в том числе для случаев публичного предоставления информации. В случаях, указанных в законе, порядок предоставления информации может быть установлен уставом корпорации.

В-седьмых, в ряде случаев строго определен круг обладателей права на получение информации и носителей обязанности по ее предоставлению. Круг данных субъектов определен на законодательном уровне. Исключение составляют случаи публичного раскрытия информации, когда четко определен лишь состав обязанных лиц, управомоченными же являются все и каждый.

В-восьмых, в качестве специфической можно назвать цель получения информации. В соответствии с требованиями действующего законодательства участник корпорации не должен указывать цели, мотивы истребования информации либо иным образом подтверждать наличие своего интереса в ней. Однако в таком получении информации презюмируется одна из гарантий соблюдения и защиты прав участников корпоративной организации, в том числе имущественных. Так, получая доступ к документам бухгалтерской отчетности, участник корпорации принимает решение о возможности обсуждения вопроса о распределении прибыли такой корпорацией. Получая доступ к имеющимся у хозяйственного общества судебным актам по спорам, связанным с управлением им, участник такого общества формирует мнение о компетентности управляющих.

В связи с чем можно прийти к выводу о том, что информация может выступать, в частности, в гражданских организационно-информационных правоотношениях в качестве самостоятельного объекта и характеризуется рядом указанных выше особенностей.

 

1 См.: Федеральный закон от 18.12.2006 № 231ФЗ (ред. от 02.07.2013) «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»//СПС КонсультантПлюс.

2 Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики/Под общ. ред. В. А. Белова. М.: Юрайт-Издат, 2007. С. 345.

3 См.: Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики/Под общ. ред. В. А. Белова. М.: Юрайт-Издат, 2007. С. 318–319.

4 Цит. по: Мурзин Д. В. Моделирование безвозмездного обязательства по оказанию услуг//Цивилистические записки: межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 2. М.: «Статут» – Екатеринбург: Институт частного права, 2002. С. 368, 370.

5 Шешенин Е. Д. Классификация гражданско-правовых обязательств по оказанию услуг//Антология уральской цивилистики. 1925–1989: Сборник статей. М.: «Статут», 2001. С. 356.

6 Лапач В. А. Система объектов гражданских прав в законодательстве России: Дис. … докт. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2002. С. 456

7 Так, согласно ст. 14 Федерального закона от 26.07.2006 № 135ФЗ «О защите конкуренции» не допускается недобросовестная конкуренция, в том числе распространение ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации (п. 1 ст. 14 Федерального закона от 26.07.2006 № 135ФЗ (ред. от 28.12.2013) «О защите конкуренции»//СПС КонсультантПлюс).

8 См.: Бачило И. Л. Информация как предмет правоотношений//НТИ. Сер.1, Организация и методика информ. работы. – 1997. – № 9. – С. 21. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. Научно-практический комментарий/Отв. ред. Т. Е. Абова, А. Ю. Кабалкин, В. П. Мозолин. – М.: БЕК, 1996. – С. 222. Гражданское право. Часть I. Учебник/Под ред. Ю. К. Толстого, А. П. Сергеева. – М.: Теис, 1996. – С. 191. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный)/Отв. ред. О. Н. Садиков. – М.: КОНТРАКТ: ИНФРАМ, 1998. – С. 269. (Автор комментария Т. Л. Левшина). Ломакин Д. Право акционера на информацию//Хозяйство и право. – 1997. – № 11. – С. 162. Тараканов С. Информационная природа безналичных денег//Хозяйство и право. – 1998. – № 9. – С. 69. Отнюкова Г. Коммерческая тайна//Закон.

9 Ст. 2 Федерального закона от 27.07.2006 № 149ФЗ (ред. от 28.12.2013) «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»//СПС КонсультантПлюс.

10 Ст. 5 Федерального закона от 27.07.2006 № 149ФЗ (ред. от 28.12.2013) «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»//СПС КонсультантПлюс.

11 См.: ст. 177 Гражданского кодекса Украины//http://pravoved.in.ua/section-kodeks/82gku/413glava12.html. Ст. 1.97 Гражданского кодекса Республики Литва//http://www3.lrs.lt/pls/inter3/dokpaieska.showdoc_l?p_id=245 495.

12 См.: п. 15 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 18.01.2011 № 144 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ»//СПС КонсультантПлюс.

13 См.: п. 4 ст. 51 Федерального закона от 26.12.1995 № 208ФЗ (ред. от 28.12.2013) «Об акционерных обществах»//СПС КонсультантПлюс

14 См.: Федеральный закон от 27.07.2006 № 152ФЗ (ред. от 23.07.2013) «О персональных данных»//СПС КонсультантПлюс.

15 См.:  ст.  31.1.  Федерального  закона  от  08.02.1998  № 14ФЗ  (ред. от 29.12.2012) «Об обществах с ограниченной ответственностью»//СПС КонсультантПлюс.

16 См.: п. 1 ст. 50 Федерального закона от 08.02.1998 № 14ФЗ (ред. от 29.12.2012) «Об обществах с ограниченной ответственностью»//СПС КонсультантПлюс. П. 1 ст. 89 Федерального закона от 26.12.1995 № 208ФЗ (ред. от 28.12.2013) «Об акционерных обществах»//СПС КонсультантПлюс.

 

PDF file.pdf

 

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право