На главную Написать письмо


О Владимире Викторовиче Лаптеве

 

Вниманию читателя предлагаются избранные труды по предпринимательскому (хозяйственному) праву Владимира Викторовича Лаптева, крупнейшего ученого-юриста, действительного члена Российской академии наук, заслуженного деятеля науки Российской Федерации.

В. В. Лаптев – признанный лидер науки хозяйственного права. Он пришел в Институт государства и права Академии наук СССР в 1955 г. и уже через несколько лет возглавил сектор хозяйственного права и правовых проблем управления промышленностью. Тогда же начались серьезные исследования в области хозяйственного права; постепенно сформировались и получили широкое признание представления о нем как об отрасли права, обладающей своим предметом и методом регулирования.

Итоги этих исследований отражены в монографии В. В. Лаптева «Предмет и система хозяйственного права» (1969 г.)1. В ней разработана концепция хозяйственного права и убедительно показана его роль не только как отрасли права, но и отрасли законодательства, науки и учебной дисциплины.

С теоретических позиций чрезвычайно важен сделанный в этой работе вывод о единстве отношений по руководству и осуществлению хозяйственной деятельности. Действительно, в ходе экономической реформы 1965 г. изменился характер отношений между предприятиями и вышестоящими хозяйственными органами: в них появились не только взаимные права и обязанности, но и имущественные элементы.

Это означало, что отношения по вертикали перестали быть чисто управленческими, а преобразовались в хозяйственные отношения, в которых присутствовали как планово-организационные, так и имущественные элементы, сочетающиеся в неразрывном единстве. В основе данного подхода лежали такие факторы, как применение экономических методов руководства, развитие хозяйственного расчета в деятельности не только предприятий, но и вышестоящих хозяйственных органов.

Но изменения коснулись и характера отношений между предприятиями. Они перестали быть чисто имущественными отношениями; наряду с имущественными элементами в них появились элементы планово-организационные, что было связано с расширением хозяйственных прав предприятий путем передачи им некоторых функций в области планирования хозяйственной деятельности. В самом деле, заключая хозяйственный договор, предприятия вступали в хозяйственное отношение, которое имело не только имущественные элементы, связанные с передачей материальных объектов или оказанием хозяйственных услуг, но и элементы планово-организационные, т. к. предприятия должны были предусмотреть в своих планах производство именно той продукции или оказание именно тех услуг, которые определялись в хозяйственном договоре. Поэтому, как и в хозяйственных отношениях по вертикали, здесь возникало неразрывное единство планово-организационных и имущественных элементов.

Эти соображения и легли в основу вывода о том, что отношения по руководству и осуществлению хозяйственной деятельности, отношения предприятий с вышестоящими хозяйственными органами и отношения между самими предприятиями следовало рассматривать в качестве принципиально единых хозяйственных отношений, формирующих предмет предпринимательского права.

Что касается метода правового регулирования, то, по мнению В. В. Лаптева, в хозяйственном праве, как и во многих других отраслях права, используются различные методы, а именно: метод подчинения, метод согласования и метод рекомендаций. При использовании первого из них одна сторона правоотношения дает другой стороне обязательные для нее указания, основанные на законе. При втором методе определенные вопросы решаются по взаимному согласованию сторон правоотношения. При третьем методе одна сторона воздействует на другую путем рекомендаций, принятие которых для последней не обязательно.

Значение данной монографии трудно переоценить, и в настоящее время она служит едва ли не единственным источником, по которому правоведы изучают историю становления хозяйственно-правовой концепции.

Дальнейшее развитие она получила в фундаментальных коллективных трудах, подготовленных под руководством В. В. Лаптева; речь идет, прежде всего, о монографии «Теоретические проблемы хозяйственного права» (1975). В этой работе дан глубокий анализ правовых отношений по руководству и осуществлению хозяйственной деятельности, и на основе соединения теории с практикой выдвинут ряд предложений, направленных на повышение эффективности правовых норм, регулировавших работу основного звена экономики того времени – государственных предприятий, а также органов хозяйственного руководства.

В названной монографии был теоретически разработан вопрос о кодификации хозяйственного законодательства на основе концепции хозяйственного права как самостоятельной отрасли права. Было выдвинуто предложение об издании обобщающего нормативного акта в области хозяйственного законодательства, что обеспечило бы единое регулирование хозяйственных отношений по горизонтали и вертикали, четкое определение порядка осуществления хозяйственной деятельности и руководства ею, закрепление единых принципов хозяйствования и новых для того времени форм и методов хозяйственного руководства.

Кодификация хозяйственного законодательства предполагала принятие обобщающего закона по регулированию хозяйственных отношений в форме Хозяйственного кодекса или Основ хозяйственного законодательства. В монографии отмечалось, что в целях оказания помощи практике кодификационной работы представители науки хозяйственного права, исходя из своих теоретических концепций, разработали проект основных положений Хозяйственного кодекса СССР.

Проблема правосубъектности –важнейшая составная часть науки хозяйственного права – постоянно находилась в центре внимания В. В. Лаптева. Ей он посвятил свою монографию «Правовое положение государственных промышленных предприятий в СССР» (1963).

В этой работе в развитие концепции хозяйственного права выдвинуто понятие компетенции предприятия, под которой понимается совокупность прав и обязанностей, принадлежащих предприятию в различных областях его производственно-хозяйственной деятельности. Причем понятие компетенции шире понятия правоспособности, т. к. она охватывает не только способность приобретать права и обязанности при вступлении в правоотношения, но и такие субъективные права и обязанности, которые не требуют вступления в правоотношения для своей реализации.

Это объяснялось тем, что предприятие, будучи единым субъектом права, ведет производственно-хозяйственную деятельность внутри своего хозяйства в пределах установленных прав и обязанностей, т. е. своей компетенции. По признаку наличия самостоятельной компетенции решался вопрос о правосубъектности не только предприятия в целом, но и его внутренних звеньев.

И если последние обладают самостоятельной компетенцией, то они также являются субъектами права, хотя и представляют в структурном отношении части предприятия. Соотношение между предприятием и его внутренними звеньями, между компетенцией предприятия и компетенцией его структурных подразделений представляет собой соотношение целого и части, общего и отдельного.

Иными словами, если свою производственно-хозяйственную деятельность предприятие ведет через эти внутренние звенья, то и они, как структурные части предприятия, сами имеют определенную компетенцию, составляющую часть компетенции предприятия в целом. Вступая между собой в многообразные правоотношения, складывающиеся внутри предприятия, его структурные подразделения действуют как субъекты права.

Важно подчеркнуть, что компетенция предприятия определялась в соответствии с целями и задачами его деятельности, а потому являлась не общей, а специальной, позволяющей совершать только такие действия, которые соответствуют целям и задачам предприятия, вытекающим из плановой системы хозяйства.

Проблематике правосубъектности посвящена и монография «Правовое положение промышленных и производственных объединений» (1978), появившаяся в период предпринятых государством мер по укрупнению производства. Особый интерес здесь вызывает определение объединений, выработанное на основе анализа их правовой природы, согласно которому они рассматривались как единые производственно-хозяйственные комплексы, состоящие из предприятий, производственных единиц и других организаций, сочетающие в своей деятельности планово-организационные и производственно-хозяйственные функции, основанные на специализации и кооперировании производства, соединяющие науку с производством, обладающие хозяйственной компетенцией непосредственно или в лице своих органов управления, имеющие необходимое для их деятельности имущество и действующие на основе хозрасчета.

Применительно к объединениям В. В. Лаптевым создан новый экономико-правовой институт – хозяйственная система, в которой экономическая интеграция составляющих ее звеньев не столь велика, чтобы система в целом могла быть признана в каких-либо отношениях самостоятельным субъектом права. Хозяйственная система не достигала уровня экономического единства, необходимого для признания производственно-хозяйственного комплекса хозяйственным органом. В составе системы ее звенья сами действовали как самостоятельные хозяйственные органы, сохраняющие в основном свою хозяйственную компетенцию и действующие под руководством центра системы.

Такая конструкция давала возможность при создании производственно- хозяйственных комплексов формировать их либо в виде единых хозяйственных органов, либо в виде хозяйственных систем. Применительно к объединениям в промышленности использование этой концепции позволяло создавать не только объединения с высокой степенью экономической интеграции – про изводственные объединения, подразделения которых действовали в качестве производственных единиц, но и объединения, в которых предприятия сохраняли свою экономическую и правовую самостоятельность, – промышленные объединения, представлявшие собой производственно-хозяйственные комплексы, организованные как хозяйственные системы.

В условиях командной экономики В. В. Лаптев и представители созданной им научной школы хозяйственного права выступали за расширение прав государственных предприятий, введение ответственности органов хозяйственного руководства за последствия принимаемых ими решений. И законодатель, хотя и не в полной мере и не всегда последовательно, воспринимал позицию ученых. Они внесли ощутимый вклад в попытки смягчить негативные последствия администрирования, приняли участие в подготовке правовой основы хозяйственной реформы 1965 г. и последующих шагов по совершенствованию управления экономическими процессами.

Начавшийся в 90-е годы переход от плановой к рыночной экономике, от одной экономической системы к другой, потребовал существенного изменения правового регулирования хозяйственной деятельности и пересмотра сложившейся концепции хозяйственного права. Хозяйственное право становится правом предпринимательской деятельности, появляется новый для России термин «предпринимательское право». В этих условиях В. В. Лаптев выступает с серьезной критикой представлений, ставящих во главу угла стихию рынка, который «все расставит по своим местам». Жизнь полностью подтвердила правильность такой критики: попытки отказа от государственного регулирования экономики и перехода к так называемой шоковой терапии полностью провалились, а их негативные последствия ощущаются до сих пор.

В своей монографии «Предпринимательское право: понятие и субъекты» (1997) В. В. Лаптев приходит к обоснованному выводу о том, что в современных условиях полностью сохраняет свое значение характерное для сложившейся ранее концепции хозяйственного права сочетание публично-правовых и частноправовых начал в регулировании хозяйственных отношений. Он обращает внимание на тот факт, что изучение предпринимательского права в период становления рыночной экономики важно с теоретической и практической точек зрения. Оно помогает уяснению правовых основ предпринимательства, эффективному использованию правовых средств для улучшения хозяйственной деятельности, совершенствованию предпринимательского законодательства.

В условиях рыночной экономики предметом предпринимательского права, как отмечено в монографии, являются единые по своей сущности отношения, связанные с предпринимательской деятельностью. В то же время в пределах единого понятия предпринимательских отношений выделяются три их вида, а именно: отношения, складывающиеся при осуществлении предпринимательской деятельности; отношения, складывающиеся при регулировании предпринимательской деятельности; внутрихозяйственные отношения.

Отношения в процессе осуществления предпринимательской деятельности возникают между субъектами предпринимательской деятельности – предприятиями, индивидуальными предпринимателями и т. п., ведущими предпринимательскую деятельность. Они нередко называются отношениями по горизонтали, чем подчеркивается автономное положение их участников по отношению друг к другу. Эта группа предпринимательских отношений в значительной мере охватывается нормами гражданского законодательства.

Отношения по регулированию предпринимательской деятельности складываются между субъектами такой деятельности и государственными либо иными органами, управомоченными на подобное регулирование. Они называются обычно отношениями по вертикали. Одной из сторон такого отношения может выступать предприятие, а другой – антимонопольный орган, иной государственный орган, центральная компания финансово-промышленной группы, основное общество, регулирующее деятельность дочернего предприятия. Таким образом, посредством подобных правоотношений осуществляется не только государственное, но и внутрисистемное регулирование предпринимательской деятельности.

Еще один вид отношений, охватываемых предпринимательским правом, – внутрихозяйственные отношения. Они складываются в пределах предприятия между его подразделениями, а также между ними и предприятием в целом. При этом речь идет о подразделениях, которые относительно обособлены, обладают определенной имущественной и хозяйственной самостоятельностью в рамках предприятия, действуют на началах внутреннего хозрасчета.

Применительно к методам правового регулирования в предпринимательском праве В. В. Лаптев указывает, что при использовании метода автономных решений – основного метода регулирования в рыночной экономике – субъект управомочен самостоятельно решать те или иные вопросы. В случаях, когда вопросы решаются по согласованию с другой стороной правоотношения, метод автономных решений выступает как метод согласования.

Напротив, при использовании метода обязательных предписаний одна сторона правового отношения дает другой указание, обязательное для послед ней, независимо от ее заинтересованности в выполнении такого указания. Данный метод применяется в отношениях, складывающихся при государственном и ином регулировании предпринимательской деятельности, например, в отношениях, складывающихся между предприятиями и антимонопольными органами, основным и дочерними предприятиями, в других случаях, когда один субъект управомочен давать другому субъекту обязательные указания.

Метод рекомендаций состоит в том, что одна сторона правового отношения дает другой совет о рациональной организации предпринимательской деятельности. Например, федеральное правительство устанавливает определенный порядок деятельности федеральных предприятий и рекомендует органам исполнительной власти субъектов федерации установить аналогичный порядок для принадлежащих им предприятий.

Монографии «Акционерное право» (1999) и «Субъекты предпринимательского права» (2003) вновь подтвердили высокую научную ценность работ В. В. Лаптева. В них дан развернутый анализ правового положения таких ключевых субъектов предпринимательства, как акционерные общества, государственные предприятия, индивидуальные предприниматели и др., показаны формы и методы государственного воздействия на деятельность хозяйствующих субъектов, освещены вопросы защиты их прав и законных интересов.

В «Акционерном праве» и в других работах В. В. Лаптев подвергает критике Гражданский кодекс РФ, в котором не раскрывается понятие предприятия как своеобразного самостоятельного субъекта права, участника отношений по горизонтали и вертикали, а дается лишь характеристика предприятий как участников гражданско-правовых отношений. Между тем, понятие пред приятия должно быть определено в специальном предпринимательском (хозяйственном) законодательстве.

Акционерное общество, как убедительно показано в работе, – основной, важнейший вид предприятия в нашей стране. Именно в форме акционерных обществ действуют крупные и большая часть средних предприятий. Это объясняется как приспособленностью акционерных предприятий к условиям рыночной экономики, так и тем, что приватизация государственных и муниципальных предприятий в России проводится, как правило, путем их преобразования в акционерные общества и последующей продажи акций частным лицам и организациям.

В работе «Субъекты предпринимательского права» такими субъектами признаются участники предпринимательских отношений, которые складываются не только в процессе хозяйственной деятельности (отношения по горизонтали), но и при регулировании (организации) этой деятельности (отношения по вертикали). Сочетание этих видов отношений, характерное для хозяйственного права, объясняется единством экономики как си стемы, включающей не только горизонтальные, но и вертикальные связи. Звенья экономической системы выполняют разные функции в ее составе – непосредственное осуществление хозяйственной деятельности или регулирование (организацию) данной деятельности, но, несмотря на это, они едины, неразрывно связаны между собой, обладают общими признаками.

Эти признаки, имеющие особое значение для теории предпринимательского права, сводятся к следующему.

Первый из них состоит в том, что всякий субъект предпринимательского права обладает правами и обязанностями, относящимися к этой отрасли права.

Вторым признаком является наличие у субъекта имущества, составляющего экономическую базу его деятельности. Оно может принадлежать субъекту на различных юридических основаниях, среди которых наиболее важное место занимает право собственности.

Третий признак субъекта предпринимательского права заключается в его ответственности за нарушение им своих обязанностей. Предпринимательская ответственность носит имущественный характер и состоит в возмещении убытков или в уплате штрафов и неустоек за нарушение хозяйственных обязательств. Такая ответственность применяется в отношениях между хозяйствую щими субъектами и между ними и органами, регулирующими предпринимательскую деятельность.

Четвертый признак субъекта предпринимательского права – государственная регистрация субъектов предпринимательской деятельности. Она имеет конститутивное значение, т. е. статус субъекта предпринимательского права возникает лишь после государственной регистрации. По общему правилу, только зарегистрированный субъект предпринимательской деятельности может участвовать в хозяйственных правоотношениях. Государственная регистрация, понятно, обязательна только для субъектов предпринимательской деятельности. Что касается субъектов предпринимательского права, регулирующих (организующих) хозяйственную деятельность, то их легитимация проводится иными способами, например, утверждением положения о таком субъекте.

Приведенный здесь краткий обзор помещенных в книге трудов В. В. Лаптева позволяет сделать вывод о том, что разработанная им концепция хозяйственного (предпринимательского) права, видоизменяясь в деталях в соответствии с изменением экономических условий, полностью сохраняет свою теоретическую основу и значение для наших дней.

Исследовательская работа В. В. Лаптева всегда самым тесным образом связана с практикой. Он на протяжении ряда лет входит в состав Научно-консультативного совета при Высшем арбитражном суде РФ, участвует в законопроектной работе, выступает с публикациями по проблемам оптимизации законодательства.

Самая активная роль принадлежит ему в деле подготовки научных кадров. Многие доктора и кандидаты наук могут гордиться тем, что В. В. Лаптев был их научным руководителем и дал им путевку в большую науку. Одним из таких благодарных учеников является и автор настоящего предисловия.

С. С . Занковский,
доктор юридических наук



1 Некоторые труды В. В. Лаптева в настоящей книге приводятся с сокращениями или в виде отдельных глав и разделов.

« Назад

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право